Эйв Дэвидсон. Чан




Пожалуй, вы сочтете, что д-р Ллойд достаточно преуспел и мог бы тем и удовлетвориться, но тогда остался бы без внимания тот факт, что он был вполне нормальным человеком, возможно, чуть более напористым, чем большинство людей.

Доктор Ллойд задержался на входе в шляпный магазин и зажег сигару. Сигара была очень дорогая, больше у него таких не осталось, пальцы его чуть дрожали. Черт бы побрал Питера Конрада! Верно, он сам накликал беду на свою голову, но это не принесло д-ру Ллойду никакой пользы. Может, на этот раз...
Он вошел в магазин.
Седовласый мужчина крепкого сложения с обвислыми усами поднял голову и сказал: "Доброе утро. Сейчас я к вам подойду.. Как вам нравится эта?" - спросил он клиента, глядевшего в трехстворчатое зеркало. Им оказался прыщавый подросток с длинной тонкой шеей, которому шляпа с низкой тульей и едва заметными полями ничего не прибавляла и не убавляла.
- О, - сказал подросток, сглатывая слюну. - По-моему, хорошо. Э-э-э сколько она стоит?
Через минуту он ушел.
Торговец шляпами сказал: "По моему мнению, первые пять лет отрочества нужно проводить в полумонастырском уединении. Правительству следовало бы открыть убежища на отдаленных островах, вроде птичьих заповедников. А? - Д-р Ллойд слабо хихикнул. - Если вы ищете шляпу наподобие той, что у вас на голове, я не торгую импортными товарами".
- По части шляп, возможно, и нет. А в области знаний..?
Замолчал, улыбнулся.
Казалось, владелец магазина, которого звали Алексис Франк, в недоумении! "Хорошо. Я не понимаю, чего вы хотите, но если вам нужны энциклопедии..."
Ллойд покачал головой, выпуская клубы дорогостоящего дыма: "Не нужны. Что вам известно о Прекрасной Белой Девушке, Выданной за Румяного Мужчину?" И он приподнял брови.
Лицо Франка помрачнело: "Значит, вы.." Он сдержался. Правый уголок его рта слегка скривился: "Известно вполне достаточно".
- Не сомневаюсь в этом. Значит, я...? - Он продолжал, но Франк больше ничего не сказал. - Слыхали когда-нибудь о человеке по имени Питер Конрад? - продолжал Ллойд - Нет? Точно нет? Ну, а как насчет книг, скажем "Золотой треножник" или книги под названием "Двенадцать ключей"? Верхняя губа Франка чуть-чуть изогнулась, и Ллойд перевел дух. - Или книги под названием "Тurba Рhilosophorum"?* - Что-то промелькнуло во взгляде Франка, но он ничего не сказал. Ллойд заговорил снова: -Я осторожно наводил справки...
- Хотите сказать, совал нос не в свои дела! - проговорил исполненный презрения торговец шляпами. - Мне уже доводилось сталкиваться с типами вроде вас... О, да? Плагиаторы, крадущие чужие знания. Шакалы, стервятники. Ладно, занимайтесь-ка вы и дальше своим делом; судя по вашей одежде и запаху вашей сигары, оно приносит вам недурной доход; уйдите отсюда и оставьте меня в покое!
Он говорил не повышая голоса, но с очевидной злостью. Ллойд почувствовал, как у него опять начинают дрожать пальцы, и положил руки на прилавок, ладонями вниз. "Послушайте, - сказал Ллойд, - я сделал в одиночку все, что мог. Нам надо работать вместе..."
Внезапно Алексису Франку что-то пришло в голову и, похоже, обеспокоило его: "Как звали того человека? Питер Конрад? Да!"
Посетитель тяжело навалился на прилавок.
- Конрад, - сказал он. - У Конрада была небольшая фабрика неподалеку от товарных складов, он выпускал там бронзовые отливки. Маскировка, прикрытие, вроде вашего шляпного магазина. Но говорю вам: я убежден, что он мог делать золото, чистое золото, о котором говорят, будто оно "как масло мажется", настолько оно чистое...- Голос щелкнул у него в горле.
- Ну так и возвращайтесь к нему.
Ллойд откинул голову назад и сделал отчаянный жест. "Я не могу!" - воскликнул он. - Он умер... произошел пожар, взрыв, его нашли под обломками. Он был дурак! Я.."
Спустя мгновение Франк сказал: "Мне кажется, Епископ как-то упоминал его имя. Вы ведь знали Епископа".
Ллойд ответил отрицательно:
- Но его имя то и дело всплывает...
- Уж конечно, - пробормотал Алексис Франк. - Проныра. Шакал, стервятник.
- ...Хотя он, похоже, исчез из поля зрения. Вы не..."
- Уже много лет не видел его. Мошенник.
- О да. Говорю вам: я проверял, что имеется у разных людей, когда-либо располагавших книгами по алхимии.. один торговец сказал мне, что обнаружил в чемодане из дешевой гостиницы, купленном на распродаже невостребованного багажа не только книги, украденные изо всех здешних библиотек, но и блокнот с записями, сделанными почерком Епископа.
И снова искорка во взгляде Франка: "Много лет его не видел, - повторил он. - Что за блокнот?"
- Записи экспериментов по алхимии... и прочих. Неособенно приятный субъект. Но вы сотрудничали с ним!
Франк зашевелил губами, зарычал, обнажив крепкие желтые зубы. Он заверил посетителя, что не нуждается в моральных наставлениях: "Мне были нужны знания. Если бы мне понадобилась мораль..."
Ллойд сказал, что ему тоже нужны знания. "Говорю вам: они делали золото!" - закричал он, стуча кулаком по прилавку. Раньше он стоял, навалившись на него, а теперь выпрямился. Он уже не казался добродушным, лицо его раскраснелось, а на губе выступили маленькие белые пятна. "Станете работать со мной? - спросил он. - Или нужно, чтобы я благоразумно позвонил по телефону и пролил свет на ваши неблагоразумные..."
- Стервятник. Шакал.
- Вы хотите сказать "да"?
Франк скорчил гримасу, пожал плечами, показывая, что у него нет выбора. Он отошел и запер магазин, указал рукой на проход в глубь дома. Ллойд проследовал за ним сквозь заросли шляпных картонок, вниз по лестнице, в подвал с побеленными стенами. "Кстати, - нарушил молчание Франк, - у вас есть еще партнеры?"
Ллойд неторопливо улыбнулся, узнав привычное оборудование: перегонный куб, пеликан, афинор**. Рассеянно сказал: "Чем меньше народу участвует в этом, тем больше доля каждого".
- Доля? Ах, вы, очевидно, имеете в виду золото.
Ллойд спросил, что еще он сможет иметь в виду. Франк остановился, повернулся к нему. "Более тридцати лет, - сказал он, - я проводил здесь исследования в области практической алхимии.. или, скорее, некоторых ее разделов. Это обширная сфера, обширная до безграничности. Меня не прельщали деньги, не манила слава, не обескураживали поражения и неудачи, не отвлекал успех".
Однако, похоже, его нового партнера не особенно интересовали эти высказывания. Его взгляд скользнул мимо говорившего. "Что там такое? - спросил он, указывая рукой. - На верху лестницы.."
- Там я осуществляю основную часть работы над алкахестом. Но она еще далека от завершения.
Ллойд подошел к краю чана: "Алкахест? Ах, да..." Он поднялся по железной лесенке на несколько ступенек. "Мне не удалось сразу сообразить..." Пристально глядя, он перегнулся через край чана. "Алкахест - это одно из названий философского камня, не так ли?"
- Нет, - сказал Франк, - это одно из названий универсального растворителя.
Он приложил тыльную часть руки к промежности Ллойда, быстро с силой толкнул вверх. Раздался всплеск.
Он поднялся до конца лесенки, заглянул в чан и как раз успел увидеть, как исчезают остатки Ллойда, будто в медленном "затемнении" старомодной кинокартины.
Франк вздохнул: "Столько лет... столько работы... столько задержек... неудивительно, что он так далек от совершенства и растворяет только органические вещества. Иногда я ощущаю соблазн, мне хочется вторгнуться в область алхимиков-философов и сказать, что лишь сама смерть является универсальным растворителем..." Он опять вздохнул, поглядел на мерцающую жидкость в резервуаре. Затем медленно спустился по лесенке.
- Фильтрование и процеживание, - пробормотал он, открывая вентиль. - Фильтрование и процеживание - вот как это происходит. Зубные пломбы, обувные гвозди, монеты, ключи. Иногда я задаю себе вопрос: станет ли он когда-нибудь поглощать неорганику. Если станет, он, разумеется, проточит чан и, вероятно, поглотит меня". - Жидкость безмятежно булькала. - О, мои поиски и вправду утомительны, но я хотя бы не трачу времени и не ищу философский камень. Златокопы! - с безмерным презрением сказал он. - Проныры! Стервятники! Шакалы!
_________________________________________________________________________
*Толпа философствующих.
**Печь для длительного нагревания, изобретенная алхимиками в средние века.
Эйв Дэвидсон. Чан