Эйв Дэвидсон. Флакон с кисметом





Вряд ли есть такие диковинные предметы, которые хоть кто-нибудь не собирал бы с усердием. Однако сфера китайских нюхательных флаконов считается и респектабельной, и дорогостоящей. У Хардина Трэскера их было много, но не так много, как ему хотелось бы, и совершенно неожиданно оказалось, что в одном из этих экспонатов содержится джинн (не китайский). Выпущенный на волю джинн устремился на свежий воздух, двигаясь таким же образом, как те штучки, из которых вылетают змеи, если поднести к ним спичку в день Четвертого Июля. Только гораздо, гораздо быстрее. Хардин Трэскер едва успел увидеть происходящее, все случилось так быстро. Стоило джинну выпрямиться в принять человеческий облик, как он тут же предложил ему приобрести ковер.
- Красивый, керманшахский [Керманшах - город на западе Ирака, славится ковроткачеством], - сказал он тоном соблазнителя... на самом деле, даже жеманясь. - Такая _милая_ вещица. Нет? Ну, тогда нам придется хорошенько пораскинуть мозгами, верно? Гашиш? Халва? Непристойные картинки? - Он приложил палец к носу, подмигнул и захихикал.
- Да _что это_, к чертям, такое? - спросил ошеломленный и раздосадованный Трэскер. - Где это слыхано, чтобы джинн торговал вразнос коврами? Я никогда не слышал об армянских джиннах. Или об элегантных джиннах. Уж коли на то пошло, я и об элегантных армянах никогда не слыхивал. Объяснитесь.
- Неужели вам обязательно нужно мыслить стереотипами? Собственно говоря, - сказал джинн, - я не то, не другое и не третье. Что вы имеете против мелкого частного предпринимательства? - Изрядно помрачнев, он выпрямился, скрестил руки на груди и провозгласил, что готов служить.
Последовала пауза, принадлежащая к подвиду едва заметных пауз. Он добавил: "Господин". И зевнул.
Хардин Трэскер был предельно жаден. Не до денег, а до того, чего за деньги не купишь; в данный момент его привлекал предмет примерно двух дюймов высотой темно-желтого цвета со множеством резных драконов, фениксов и прочих персонажей из восточной мифологии. Мы еще поговорим об этом попозже.
К тому же он не был джентльменом. Человек, который в ответ очаровательной молодой женщине, только что предложившей очень милое соглашение о ведении домашнего хозяйства, говорит, что покупать молоко дешевле, чем... ну, остальное вы сами знаете... джентльменом не является.
- Заведи себе _корову_! - крикнула она с некоторой долей вполне оправданного негодования, а потом расхохоталась.
- Что ж, Трэскер, - сказала она, повеселившись всего минуту, - никто не сможет сказать, что ты сукин сын лишь второго разряда. Я знаю этого парня, Виктора Нильсона, он, как и ты, собирает эти маленькие как-их-там, но для него они, ну, всего лишь вещи. А для тебя, Трэскер... Ты ведь и вправду куда более высокого мнения об этих проклятых штукенциях, - она махнула рукой в сторону застекленных шкафчиков, - чем... не только обо мне. О чем угодно. Ведь правда?
Он кивнул. Без малейшего раскаяния. Чуть ли не самодовольно. "Не скажу, чтобы они обходились дешевле. Или дороже, - осторожно добавил он. - Но они красивы, они никогда не меняются, никогда не доставляют неприятностей. Просто удивительно, как затягивает это занятие. Иногда мне даже кажется, что я, возможно, несколько иррационален по этой части. Ты..."
- Боже упаси! - сказала она и встала. - Ну, а не дашь ли ты мне пять долларов на такси?
Он дал. "Твой номер телефона у меня есть", - сказал он, когда она открыла дверцу.
- Да, только не трудись по нему звонить.
Он пожал плечами и возвратился к своим сокровищам, сделав небольшую пометку с именем Виктора Нильсона.
- Нет, я не против того, чтобы вы на них взглянули. Если только вы не против того, что мы с вами практически войдем на минутку и выйдем. У меня просто назначена встреча, иначе я бы...
- Очень хорошо. Это уже весьма любезно с вашей стороны.
- ...просто вы позвонили и сказали, что недолго пробудете в городе, мистер... Дегмэн?
- Деглер. Клод Деглер. Да.
Виктор Нильсон был хорошо обеспеченный молодой человек с приятным лицом. Его посетитель оказался несколько постарше.
- Значит, вот они. Надеюсь, вы не очень разочаруетесь. Видите ли, я на самом деле не коллекционирую китайские нюхательные флаконы... или, уж если на то пошло, какие бы то ни было вообще. Я просто держу их тут, вероятно, в силу их декоративности. Они принадлежат к числу тех немногих вещей моего дядюшки, которые я _оставил_ у себя, только он ведь их тоже не собирал, собственно говоря, он их просто _имел_. По сути дела, - с искренним смехом сказал Виктор Нильсон, - он собирал непристойные карти-инки.
- Как бы то ни было, нюхательные флаконы прошли оценку наряду со всем прочим, и оценщик сказал, что они не особенно хороши и немногого стоят.
Он указал на полку, где они стояли. "Вот эта из яшмы, эта из мыльного камня, эта - стеклянная, и эта тоже, а вон та... - он опять рассмеялся. - Да вам об этом известно куда больше меня, ведь вы их и вправду коллекционируете. Я забыл, из чего эта. Как вам удалось узнать про мои флаконы?"
М-р Деглер, как он совершенно безосновательно себя назвал, рассеянно улыбнулся, слегка пожал плечами.
- О... знаете ли, слухи бродят повсюду... Этот? Он лаковый. - При внимательном рассмотрении могло показаться, что лицо его вытянулось в длину и побледнело, когда он произносил эти слова, а рука вцепилась в маленький предмет, словно ища на что опереться. Однако Виктор Нильсон с особым вниманием следил лишь за часами. Будучи человеком хорошо воспитанным и опасаясь смутить гостя, он несколько разговорился.
Оценщик тогда сказал, что вот этот - лаковый? - представляет наименьшую ценность из всех; сказал, что за него вряд ли дадут двузначную сумму. Нильсон не имел ни малейшего понятия, откуда он да и все остальные взялись у дядюшки, если только может они оказались частью прочего добра, которое он заодно с деньгами унаследовал от его и Нильсона общей кузины, миссис Бесси.
- Хотя я даже не представляю, где она их добыла и почему. Она только и делала, что все сидела и глотала конфеты да лекарства.
- Деньги? - рассеянно спросил посетитель.
- Да, - сказал Виктор Нильсон. - У него была эта несчастная работенка в расчетной палате, а потом ленивая Джулия умерла, и он заполучил все это. Все деньги, все вещи. Потом _он_...
Посетитель поставил лаковый предмет на место и натянуто улыбнулся. "Мне пора уходить, - сказал он. - Спасибо, что показали мне эти вещицы".
- Не за что. Не за _что_. Жаль, что у нас с вами не нашлось времени на долгий славный разговор о них, - сказал он с живой неискренностью. - Восхитительные, должно быть, вещи. Если тебе о них что-то известно, я хочу сказать, ведь я и не догадывался о том, что китайцы нюхали табак, я думал, они пьют чай или что-нибудь еще. Заходите как-нибудь еще раз!
Позднее, и позднее ненамного, в ту же ночь, Хардин Трэскер сидел в собственной квартире и внимательно рассматривал маленький экспонат, только что выкраденный им из квартиры Виктора Нильсона, который, вероятно, никогда о нем и не спохватится. Он был довольно плоский и походил на фляжку, в окраске доминировала киноварь резного барельефа на пепельно-сером фоне. Сверху и снизу по краям шел знакомый греческий бордюр. На обеих сторонах посередине было множество крошечных людей в халатах с бритыми головами. Некоторые из них держали в руках предметы, которые на первый взгляд могли показаться цепами, мухобойками, а может даже, и гигантскими грудными костями птиц. Большое животное, похожее на кошку с заостренными ушами и глупой улыбкой, было изображено с одной стороны и заходило за ее край, а с другой, тоже захватывая изгиб, находилось нечто совсем иное: вообразите, если сможете, что-то вроде большой летучей лягушки, имеющей сходство с драконом. Один из бритоголовых малюток, казалось, съежился от страха перед ним.
Все это имело вид весьма курьезный и эллиптический. И слегка потрепанный.
- Да... - протяжно сказал сам себе Трэскер. Затем: - Что за дураки эти оценщики! Ничего не знают, кроме цен, по которым коллекции можно продать с аукциона, чтобы покрыть долги.
Трэскер держал в руке один из двух нюхательных флаконов того самого Чан Ю-жуаня, о котором рассказывали любопытные сказки при дворе вдовствующей императрицы.
Если бы мы с вами попытались его открыть, возможно, у нас ушло бы на это много времени и мы могли бы потерпеть неудачу, но Трэскер знал, что колпачок снимается не так, как мы бы, вероятно, предположили; более того, он знал, _каким_ образом он снимается. Прошло еще полсекунды и появился джинн; произошла краткая сценка с диалогом, записанным в начале нашей истории.
- Ну, - рассудительно сказал Трэскер, - я полагаю, джинн в нюхательном флаконе - такая же неожиданность, как и в любой другой бутылке. Не сомневаюсь, история о том, как ты в него попал, и обо всех пережитых тобой приключениях очень интересна, однако давай перейдем к делу. Что ты можешь для меня сделать?
Джинн еще раз совершил попытку немного заняться частной коммерцией по собственной инициативе, ответил на резкий отказ мимолетной философической улыбкой, позволил себе увлечься словесными образами и восточными гиперболами, наконец заговорил без обиняков. "Я могу сделать для вас нечто материальное и конкретное, - сказал он, - нечто имеющее обычные физические ограничения. Никакой вечной жизни, никаких распрекраснейших-в-мире - девушек. Я хочу сказать, это ведь понятие чисто субъективное, вы согласны?"
Трэскер не стал выражать свое согласие или несогласие. "То, чего я хочу, вполне материально и конкретно, - сказал он. - Я хочу _второй_ нюхательный флакон Чан Ю-жуаня".
- Кого? - вежливо спросил джинн.
Его господин повторил это имя и добавил: "Он был третьим заместителем главного евнуха при императорском дворе".
- Ах, _этот_! - сказал джинн, бросив плотоядный взгляд и грязно хихикая. Он зевнул, вяло махнул рукой. - Ну и где он находится?
Выяснив, что флакон является частью бесподобной коллекции м-ра Эдварда Финлейсона младшего, под таким-то и таким-то номером, на Бикман Плейс, джинн кивнул, дрогнул, вытянул руку, на которой что-то лежало.
- Как, уже успел туда и обратно? - Трэскер удивился. Предвкушение удовольствия, проступившее в его чертах, практически тут же сменилось досадой. "Это не тот! - закричал он. - Слушай, - спустя минуту сказал он, - давай я как следует его тебе опишу. Он сделан из птицы-носорога, из твердого клюва тропической птицы. Он примерно вот такой величины... красивого, прекрасного желто-коричневого оттенка... на нем очень искусно, изысканно вырезаны три дракона, три феникса и три гоблина или демона. Он..."
Джинн снова кивнул, с некоторым нетерпением, снова дрогнул и, чуть вскинув брови, снова предложил ему предмет, лежавший на ладони.
- Нет, нет, _нет_! - закричал совершенно разъяренный Трэскер. - _Птица-носорог_! Не коричневая яшма, а _птица-носорог_!
В ходе этого взрыва эмоций джинн раздраженно разглядывал свои длинные ногти, а затем сказал: "Ну, право. Так мы тут всю _ночь_ провозимся. В мои обязанности входит оказание услуг, а не наличие специальных знаний в любой области, которая вам на ум взбредет. Ладно. Вот что я вам скажу. Я вас туда доставлю, а вы уж проводите отбор сами. Затем..."
- Договорились! - воскликнул Хардин Трэскер. Он берется за протянутую руку. На ощупь она оказывается горячей, как огонь. И в то же мгновение он уже в другом месте, в большой комнате, обставленной дорого и с хорошим вкусом. На стеклянных полках, подсвеченных сквозь полупрозрачные панели, в боевом порядке выстроена сотня, если не больше, красивых бесценных восточных нюхательных флаконов. Джинна нигде не видно.
Трэскер проявляет величайшее самообладание, не позволяя себе задерживаться на чем-либо взглядом, и через несколько секунд видит тот самый экспонат, которого так долго жаждал. Отворяется дверь, он засовывает находку себе в карман и, повернувшись, оказывается лицом к лицу с высоким худощавым человеком, который, как это ни странно, держит руку у _себя_ в кармане.
- Ой, ладно, - говорит этот человек, - вы пришли сюда не затем, чтобы любоваться _нюхательными флаконами_. Как вы сюда попали? Дурацкий вопрос. Вас, конечно, впустила Гертруда. Что ж, - с покорным вздохом говорит он, - я ее предупреждал, она не сможет этого отрицать.
В руке, которую он вынимает из кармана, находится пистолет.
Джентльмен, чье имя для данного повествования значения не имеет, сидел на слишком плотно набитом стуле в комнате, где стояло слишком много мебели, и крутил что-то в руках. "Поразительно, - сказал он вслух, - чего только не подцепишь за несколько долларов в этих магазинчиках, которые скупают всякую всячину из унаследованного имущества. Так трудно перед этим устоять. - Его-рука с явным удовольствием скользила, касаясь приобретений. - Яйцо из оникса. Оловянная коробочка для угольного порошка. Медальон армии Шенандоа. Китайский... я полагаю, это китайский... ахх..."
Последний поворот, последний рывок, и колпачок соскочил, и наружу вылетел джинн. "А вот _вы_ похожи на джентльмена, которому придется по душе выгодная сделка, - сказал он с доверительной ноткой в голосе. - Не хотите ли приобрести прекрасный, _прекрасный_ керманшахский ковер? Нет? Гашиш? Халву? Непристойные карти-инки? _Замечательный_ нюхательный флакон из клюва птицы-носорога?"

* Кисмет (араб.) - судьба, рок
Эйв Дэвидсон. Флакон с кисметом