23




Дуй: Радость.
Воды сверху; воды и снизу.
Благородный муж находит утеху в друзьях.

Аляповатые, но быстроходные пиратские суденышки под черными треугольными парусами догнали и окружили надежный купеческий корабль подобно стае диких псов. Рычащие твари с острыми ножами в когтистых лапах, щелкая зубами и брызгая пеной, бросились на борт. Защищавшихся катайских мореходов и монгольских стражников они рвали и ножами, и клыками - в равной степени смертоносными. Люди доблестно обороняли свое судно, а Оливер и его паж боевым топором и мечом разнесли великое множество песьих черепов. Но еще более великое множество песьеголовых пиратов текло на борт бесконечной рекой - и набрасывалось на людей с беспредельным - и бездумным - неистовством.
- Что-то не нравится мне эта иллюзия, молодой господин, - обращаясь к Марко, выдохнул ученый Ван, пока они совместными усилиями обрезали привязь рыбацкой шлюпки и сбрасывали ее в пенную воду.
Катайские мореходы сдерживали бешеных псов на скользкой от крови палубе своего корабля, который они некогда поклялись защищать, - а Поло и их уцелевшие спутники тем временем соскальзывали по пеньковым канатам в гребные лодчонки, прихватив с собой столько провизии, сколько удалось унести. Когда уже отчалили в бурное море, к ним перелетел и дрожащий сфинкс.
- Марон! - взвыл Маффео. - Тут нам и крышка! Пропадем мы в этих скорлупках без мяса и вина! Да еще без коней! Теперь только на святых и надежда!
- Церендибские сапфиры, подобные бледно-голубым звездам, с оттенком свежепроцеженного индиго; ценою же сказанные сапфиры в дойную верблюдицу с двумя верблюжатами... - с посеревшим лицом бормотал Никколо Поло, перебирая свои вторые по значению янтарные четки.
- Похоже, и благословенные святые нам уже не в подмогу. Ибо нас преследуют морские драконы! - воскликнул Марко, увидев, как из воды высунулась громадная чешуйчатая голова.
На вид эта серо-зеленая массивная голова была сущим уродством. Выпученные красные глаза, вытянутое рыло, полная неровных клыков разинутая пасть. Широкий, будто у кобры, капюшон служил мерзкой голове как бы фоном. Прямо под облюбованной рачками шеей торчали две неуклюжие передние лапки с тремя когтями - одним длинным посередине и двумя короткими по бокам.
Голосом, подобным ревущему прибою, нелепая голова произнесла:
- Великий Нага-хан, Басудара, Океанский император морских драконов, шлет вам свой царственный привет. - И, будто знойный и смрадный ветер, лица путников ожгло отвратительное дыхание твари.
Потом дракон продолжил:
- Нага-хан, Басудара, Повелитель Пучины, желал бы узнать местонахождение человека-дракона, порой именуемого "Хэ Янь". За столь незначительную услугу Непостижимый Нага-хан, Басудара, вознаградит вас безопасной доставкой в любой выбранный вами порт. Так говорит император морских драконов, Басудара.
- В любой порт? - с округлившимися глазами переспросил Маффео. - А вознаградит ли нас царь драконов безопасной доставкой в Величайший и Наисветлейший порт Венецию?
С шумом разбивающейся о берег морской волны чешуйчатая голова прочистила горло.
- Согласно императорским записям, далекий и незначительный порт Венеция, ко всеобщему прискорбию, не подпадает под юрисдикцию Великого Наги-хана, Басудары. Желающим получить безопасный доступ в отдаленный порт Венецию следует обращаться непосредственно к его светлости Верховному Василиску Византии. Непостижимый же Нага-хан, Басудара, милостиво вознаградит вас безопасной доставкой в любой порт, подпадающий под его благосклонную юрисдикцию. Так говорит наимудрейший Нага-хан, Басудара, Повелитель Пучины.
- Ну, раз так, то мы ничего не знаем о местонахождении рыцаря, порой именуемого Хэ Янем. Когда мы в последний раз о нем слышали, странник этот бродил где-то в высочайших Гималаях, - твердо заключил Никколо.
- Горы высочайших Гималаев не находятся под властью или попечительством Повелителя Пучины, - разочарованно прошипел морской дракон.
- И что, ты бросишь нас тут утопать? - возопил татарин Петр. - Мои сухопутные ноги ходить по воде не умеют!
Морской дракон испустил мрачное шипение.
- Мудрый Океанский император, Басудара, рекомендует вам поискать прибежища вон на том небольшом, но приятственно изобильном островке, ибо страшные опасности поджидают беззащитных в открытом море. Так говорит Нага-хан всех морских драконов, Басудара. - И чудовищная голова исчезла меж волн.
Поло принялись вглядываться в направлении, указанном чешуйчатой тварью, и поняли, что, несмотря на их отказ предать странствующего рыцаря Хэ Яня, таинственный посланник оказался более милосерден, чем можно было ожидать. Ибо он все-таки направил их к берегу прелестного островка - так продуваемого ветрами, что сдуло его даже со всех морских карт.


За неимением другого названия в записках морских путешественников Поло назвали свое прибежище Островом Утех. Местечко это, богатое пресной водой, изобилующее пряностями и фруктовыми деревьями, пальмами с фараоновыми орехами и рыбой, поначалу и впрямь утешило измученных путников. Меднокожие низинные жители Острова Утех и ведать не ведали ни о великом хане, ни о каком-либо другом достойном правителе, а поклонялись они зловещим идолам со змеиными головами. Жили туземцы подобно животным - хотя и весьма симпатичным. Ходили, однако, слухи, что собратья их, облюбовавшие для себя туманные холмы в центре острова, куда более дики и свирепы.
Низинные люди ходили совершенно голыми, если не считать небольших клочков ткани в паху, - и следовали при этом любопытной традиции. Выменяв полотна шелка у некогда проплывавших мимо купцов, они занавешивали ими входы в свои незамысловатые соломенные хижины. Туземцам и в голову не пришло, что шелк предназначен для одежды. Они видели в нем всего лишь красочное убранство для своих конических домиков. Низинные мужчины вволю пили крепкое и пряное пальмовое вино. А низинные женщины пели и грациозно танцевали - и не считали целомудрие за добродетель. Потому-то люди великого хана и решили, что это остров утех. Никто не торопился отплывать оттуда на жалких гребных лодчонках, чтобы потом тщетно бороться в них с неистовыми морскими штормами.
Но все же, хотя рыба и фрукты, цветы и женщины были воистину сладостны, трое Поло не испытывали особой радости от задержки.
- Мы ищем Спящую Красавицу, а не этих веселых, - угрюмо заметил Никколо.
"Нет, не этих", - повторял про себя Марко. Ибо только одна веселая красавица занимала его мысли. Си-шэнь.
Да, Поло находили мало радости в том, чтобы торчать на берегу этого уединенного острова - так далеко от обязанностей, дел и удобств цивилизации. Утехи этих мест не удовлетворяли их желаний и потребностей. Им требовалось одно - найти Спящую Красавицу, которая теперь, после обнаружения странного ковра с рунами, казалась так мучительно близка. Поло жаждали представить это сказочное создание великому хану и запросить положенную награду: позволение вернуться домой, в милую сердцу Венецию ("...вместе с Си-шэнь", - добавлял про себя Марко).
Но оказалось на этом острове и нечто, вызывавшее у прилежных искателей Спящей Красавицы крайнее раздражение. То были сны. Каждый вечер, пока мужчины пили и закусывали перед построенными ими в местной манере соломенными хижинами, женщины пели и танцевали для них под музыку рокочущих барабанов и тоскливые посвисты длинных флейт. С гирляндами ароматных цветов поверх голых грудей женщины, изящно жестикулируя, излагали предания своего острова. И все, что эти предания в себе содержали, снилось мужчинам всю ночь. Если женщины пели о войне, мужчинам снилось сражение - и они то и дело, крича, просыпались. Если женщины пели о любви, мужчины ерзали и ворочались - а потом прокрадывались к хижинам женщин. Если же женщины пели о змееглавых духах, то змеи эти и вползали в беспокойный и мучительный сон.
Вначале Поло решили, что к пальмовому вину подмешивают какие-то снадобья, и запретили своим людям его пить. Но волшебные сны продолжались. Тогда стало ясно, что сам остров заколдован. Но откуда исходило колдовство? Возможно, то была месть морских драконов, что направили их сюда после того, как Поло отказались выдать местонахождение рыцаря Хэ Яня? Или колдовство исходило от духов сна этого не занесенного ни на одну карту острова?
- Иллюзии живут здесь будто сами по себе, - хмуро заметил Ван после одной особенно бурной ночи. - Но я что-то не припомню упоминания о подобных странностях в "Аналектах"...
- Согласно Гиппократу, земля, воздух и вода имеют нескольких собственных духов, - с серьезным видом отозвался Никколо. - Однако никто из древних географов не описывал столь необычных земель.
- Марон! Мне приснилось грандиозное венецианское пиршество! - с зевком пробуждаясь от глубокой дремы, присоединился к беседе Маффео. - Каплуны вареные, жареные и пареные. На каждого по поросенку, а внутри этих поросят всякие вкусности - фиги, сквобы, жаворонки. И конечно же громадные пироги с мясом - всевозможных форм, с хрустящей корочкой. Так и сочатся пряными соусами! Полно лимонов и апельсинов, чтобы выдавливать на восхитительную жареную телятину. Под рукой у каждого судок с великим разнообразием пряностей лучшего помола... - Дядя Маффео снова зевнул. Потом окинул взглядом кислые лица остальных, негромко рыгнул и погрузился в молчание.
- Моим дьяволам тошно и неловко, - сказал татарин Петр.
- Могут ли руны охранять спящие души? - спросил Оливер.
А потом мужчины снова окунулись в вялую рутину еды, питья, зрелища того, как женщины сплетают свои гипнотические чары, - и призрачных снов. Вскоре все лишились ощущения времени и желания спастись. Пресытились ли они - или всего лишь утомились?
Поло же тем временем нервно расхаживали по берегу - и лихорадочно прикидывали, как же им выбраться с этого "восхитительного" Острова Утех.



далее: 24 >>
назад: 22 <<

Эйв Дэвидсон, Грэния Дэвис. Сын Неба
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПУТЕШЕСТВИЕ НАЧИНАЕТСЯ
   1
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ОДНА СПЯЩАЯ КРАСАВИЦА НАЙДЕНА
   9
   10
   11
   12
   13
   14
   15
   16
   17
   18
   ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. НАЙДЕНЫ ВЕСЕЛЫЕ КРАСАВИЦЫ
   19
   20
   21
   22
   23
   24
   25
   26
   ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ВПЕРЕДИ ЧУДЕСА И ОПАСНОСТИ
   27
   28
   29
   30
   31
   32
   ЧАСТЬ ПЯТАЯ. СОН СПЯЩЕЙ КРАСАВИЦЫ КРЕПОК
   33
   34
   35
   36
   37
   38
   39
   40
   ЭПИЛОГ. ИЗ АННАЛОВ ИСТОРИИ